icon phone Заказать обратный звонок

Депутаты разобрались с третейскими судами

Госдума во вторник приняла во втором чтении законопроект "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ". Таким образом, депутаты фактически утвердили концепцию Минюста по реформе третейских судов, внеся несколько поправок. Так, например, третейские суды теперь можно будет создавать только при некоммерческих организациях и с разрешения профильного ведомства. Однако некоторые сенаторы считают, что "огосударствления" третейских судов при усилении контроля не избежать.

Нижняя палата парламента во вторник проголосовала за принятие во втором чтении законопроекта "Об арбитраже (третейском разбирательстве)", который заменит существующий сегодня ФЗ № 102 "О третейских судах". Проект закона, внесенный Минюстом в мае этого года, призван реформировать систему третейских судов с помощью усиления контроля за их созданием. Таким образом, и авторы законопроекта из ведомства, и депутаты надеются избавиться от так называемых "карманных" третейских судов, созданных при коммерческих организациях и заменивших в сознании бизнеса и даже отчасти юридического сообщества основные понятия и функции. Закон вступает в силу с 1 сентября 2016 года.

Решать будет Совет
Несмотря на почти две сотни поправок, 81 из которых была принята депутатами, основная концепция нового закона мало изменилась (подробнее об обсуждении законопроекта в ГД см. здесь и здесь). Третейские суды разрешено создавать только при НКО и с разрешения правительства. Это нововведение с самого начала вызывало споры как внутри юридического сообщества, так и среди депутатов. Как рассказал в ходе пленарного заседания депутат ГД от фракции ЛДПР Иван Сухарев, "третейское сообщество выразило мнение, что привязывать выдачу разрешения к правительству не стоит – все-таки это подразумевает соответствующую ответственность государства и полную подконтрольность третейских судов, что, наверное, неправильно, поскольку суд, в том числе и третейский, должен быть независим". По мнению депутата, таким огосударствленным судам не будут доверять ни российские, ни зарубежные предприниматели.
Однако, как отмечает Павел Крашенинников, председатель Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, "процедура рассмотрения спора, которым занимаются третейские суды, и создание арбитражного учреждения полностью разделены и государство будет участвовать только в создании действующего учреждения". Кроме того, после обсуждений внутри комитета, депутаты все же решили частично снять ответственность по регистрации третейских судов с государства. Теперь при Минюсте РФ будет создан Совет, куда будут входить "не только чиновники, но и участники общественных объединений, предприниматели, представители юридического и научного сообщества". Такой Совет будет формировать решение, на которое и будет ориентироваться Минюст в вопросе, какие третейские суды стоит создавать, а какие нет.

Полностью же отказаться от контроля третейских судов нельзя, уверен координатор проекта "Комфортная правовая среда", единоросс Рафаэль Марданшин. По его словам, из почти двух тысяч существующих третейских судов сайты есть примерно у 200, то есть "настоящих" среди них не более 10 процентов. "Мы столкнулись с такой ситуацией, потому что зарегистрировать третейский суд сегодня можно в уведомительном порядке, подав всего два документа: регламент и заявление, – продолжает депутат. – По новому закону предполагается более сложная регистрации, которая станет заградительным барьером для недобросовестных третейских судов". Как рассказывает сопредседатель проекта "Комфортная правовая среда" Игорь Судец, процедура должна была быть еще сложнее, если бы не мелкие, на первый взгляд, поправки, которые удалось внести. "В законопроекте первого чтения был ряд субъективных критериев, по которым Минюст будет определять, выдавать разрешение на регистрацию определенному суду или нет, например, будет ли суд в будущем содействовать развитию арбитражей третейского правосудия в России", – рассказывает Судец. Однако благодаря совещанию в администрации президента, от таких критериев удалось отказаться, чему очень обрадовались юристы. Как говорит председатель Союза третейских судов России Алексей Кравцов, "раньше чиновник должен был сидеть и угадывать, окажет ли деятельность вновь регистрируемой организации положительное влияние на развитие третейских судов в России, будет ли способствовать более широкому применению в РФ арбитража, теперь же обязанность предвидеть и предугадывать будущее исключена".

Признали арбитрабельным
Еще в процессе обсуждения законопроекта в комитете жаркие споры вызвала поправка в сопровождающий законопроект: депутаты и чиновники не могли определиться, арбитрабельны ли споры, связанные с "оборотом государственного и муниципального имущества". Ранее в момент внесения поправок в проект закона ко второму чтению вице-президент Торгово-промышленной палаты Вадим Чубаров и замминистра юстиции Михаил Гальперин выступали против такой поправки, поскольку арбитраж может рассматривать только частные споры, а, по подсчетам Чубарова, порядка 80 % оборота связано с госимуществом.

Однако, как рассказал Павел Крашенинников, вопрос удалось уладить: "Мы договорились, что такие вопросы арбитрабельны, за исключением тех, что связаны с госзакупками". По словам депутата, выбор суда должен быть обоюдным с обеих сторон, но так как процедура формирования воли государства сегодня не сформулирована, непонятно, кто будет выражать его мнение в вопросе выбора суда и судей.

Юристы не против
Юридическое сообщество на законопроект отреагировало по-разному, однако с внесением поправок ко второму чтению многие отметили необходимость замены существующих норм функционирования третейских судов на новые. Так, например, управляющий партнер ЭБР (ООО "Эффективные бизнес ресурсы) Александр Журавлев отмечает, что "новый проект отличается значительной детальностью процессов третейского разбирательства, а также изменениями, которые не были прямо указаны в предыдущем законе, но сформировались в ходе рассмотрения судами спорных ситуаций". По его мнению, новый ФЗ сможет значительно улучшить российский институт третейского разбирательства, впрочем, интегрируется ли закон в правовое пространство, станет понятно только после формирования судами практики его применения.

Согласен с такой позицией и старший адвокат практики разрешения споров Debevoise & Plimpton Андрей Горленко. "Критика об огосударствлении, которая то и дело звучала то тут, то там, смягчается с введением Совета при Минюсте – то есть право администрировать споры будет выдаваться с учетом экспертного мнения", – рассказывает юрист. А внесенные во втором чтении поправки позволят создавать крупные и, что немаловажно, высокопрофессиональные арбитражные учреждения. "Одни и те же арбитры не могут входить в списки более чем трех арбитражных учреждений, – продолжает Горленко. – Кроме того, треть из рекомендованного списка арбитров должна иметь степень доктора наук, а половина –опыт разрешения споров в госсудах".

"С воодушевлением", по словам Павла Крашенинникова, ждут законопроекта судьи, которые раньше работали в ВАС и не прошли в ВС после объединения судов, так как по новым правилам они смогут занимать должность арбитров в третейском разбирательстве.

Впрочем, есть и те, кого реформа ФЗ не радует. Как говорит Андрей Горленко, чаще всего, такими оказываются "люди, которые не особо детально читают закон, либо не видят проблемы, которая сложилась с третейскими судами сегодня". По его словам, многие, в том числе третейского сообщество, забыли определение и функции третейского суда. "Это три арбитра, рассматривающие спор, что, кстати, не прописано в действующем законе, – продолжает адвокат. – А "здание с колоннами", где администрируют, а не рассматривают спор, то есть предоставят вам помещение, направят корреспонденцию и подадут кофе или чай, – это постоянно действующее арбитражное учреждение". По словам Горленко, новый законопроект четко разграничивает эти понятия, а критические замечания о повышении государственного контроля над третейскими судами появились исключительно от непонимания этого разделения.


Возврат к списку